Поэтому чтобы спеть средневековую песенную мелодию ритмически достоверно нет необходимости искать на стороне некую предназначенную ей единственную ритмосхему, которая здесь «работала бы» и решила ритмическую задачу, а нужно лишь, как показал X. Ван дер Верф, погрузиться в этот песенный материал, изучить как можно больше песен, их вариантов и содержание их текстов: «Прежде всего и с наибольшей тщательностью нужно изучить текст, и, исходя из него, выстроить певческую интерпретацию, направленную не столько на пение песни, сколько на публичное речитирование или декламирование стихотворения, свободно используя при этом множество нюансов в смысловых ударениях и длительностях. Нечего и говорить, что такое пение будет значительно различаться от исполнителя к исполнителю, от песни к песне, от строфы к строфе, как наверняка и происходило в средние века». Речь здесь идет о подвижности, изменчивости существования напевов, однако качество этой подвижности зависело не от одних мелосных колоратурно-импровизаторских импульсов, а складывалось под воздействием поэтической напряженности, образной пульсации повествования, игры оттенков.

Этот мобильный аспект менестрельной мелодики типа rubato, следовательно, недостаточно было бы анализировать только статистически-классификационными методами, применяемыми в фольклористике для исследования вариантности. Ведь устность как таковая — не единственный признак жонглерского искусства.