Более того, при приеме новых членов или учеников статуты устанавливали нравственный фильтр: вступающие предъявляли свидетельство о происхождении из добропорядочной семьи и клялись выполнять все предписания корпорации. Статут виртембергского шпильманского Братства Св. Марии (1458) запрещал своим членам приводить к себе женщин, зарабатывающих на жизнь грехом.

На каких бы факторах ни основывалось благополучие менест- рельной гильдии, важнейшим всегда было мастерство каждого инструменталиста. По нему судили о корпорации в целом, на нем основывалось продвижение учеников в подмастерья и далее, в мастера.

Хотя в новое время перестали существовать независимые менее- трельные братства, их структуру вплоть до XVIII в. продолжали воспроизводить объединения городских пифаров, а в реликтовых формах ту же иерархию наблюдали даже до конца XIX в. Так были, например, устроены на Украине братства бандуристов — «гурты», — регулярно и тайно собиравшиеся для совершения своих ритуалов, прежде всего для разбора случаев выхода какого-либо бандуриста за пределы территории, строго отграниченной и наделенной каждому для его музыкальных заработков. М. Сперанский, исследовавший организацию певческих артелей и с большим трудом выпытавший у одного из бандуристов цеховые секреты, сообщает, что «во время этих собраний происходит суд над провинившимся, назначение пеней («а иногда и побьют»), прием новых членов, т. е. определение, кому брать, кому не брать учеников, экзамен ученикам, возведение их в число братчиков, награждение званием «майстера», т. е. дозволение иметь учеников и т. д. Здесь во время этих собраний учитель-майстер («пан-отец») представляет на экзамен и инвеституру окончившего курс своего ученика».