Когда куплет заканчивался, импровизатор начинал следующий, началом которого обычно служило последнее слово, а часто последняя строка первого двустишия; таким образом куплеты зацеплялись один за другой. Если случалось, что голосу главного певца не хватало дыхания, его правый сосед подхватывал, за ним следовал третий, затем продолжал четвертый и все прочие по очереди вплоть до первого, который начинал цепь снова”. Эта песня импровизировалась во время танца хороводом. Сюжетом ей служила беседа, которой были увлечены импровизаторы. Что касается музыки, то это очень короткая мелодическая формула бретонского характера. Южные народы  предрасположены к такому творчеству. В стране басков импровизировались серенады. В Провансе серенады<.> оканчивались куплетами, сымпровизированными на название какого-нибудь цветка. Главное на Корсике — ее вочери <.>, эти песни бесспорно являются прекраснейшим типом народной импровизации».

В Америке и сегодня можно обнаружить модифицированные отголоски некоторых старых европейских традиций, вплоть до явлений, напоминающих знаменитое состязание певцов (миннезингеров) в Вартбурге. Например, в жанре «контрапунтео» в Венесуэле и в му- зыкально-поэтических импровизациях у так называемых «репентистас гуахирас» на Кубе можно до сих пор наблюдать реликты средневековых певческих прений вроде «партимен» или «разделенных игр». Названия разновидностей таких латиноамериканских импровизаций составляют целый терминологический глоссарий.

Не исключено, что в таких импровизаторских реликтах сохраняется свойственный еще средневековым жонглерам дух артистического состязания, напряженного музыкально-поэтического турнира, их желание вырваться вперед, обойдя конкурента.