Дукция — танцевальная шансон, т. е. песня-танец, поэтому и в синонимической паре со словом карола она выглядит весьма естественно. Более того, каролой обозначали и собственно шансон, и сопровождаемое ею танцевальное действо, оба понятия взаимозаменялись и синтезирова

лись в зависимости от контекста. То же относится, скорее всего, и к дукции. Именно в такой смысловой окраске проясняется положение Грокейо: «Собственно дукция — это шансон легкая и подвижная, в восходящих и нисходящих ходах напева которую в каролах поют юноши и девушки; такова французская Chi encor querez amoretes. К тому же она воодушевляет [увлекает души] девушек и юношей, отвлекает их от тщеславной суетности и, говорят, помогает противостоять страсти, называемой любовью, или эросом».

Если глагол «каролировать» — стфр. caroler, стпров. corolar — переводился в глоссариях времен Грокейо латинским ducere choros, то и субстантивированные варианты тех же выражений должны быть синонимами. Следовательно для carole латинский эквивалент не только chorea, но и ductio (у Грокейо: ductia). В таком неизбежном, на мой взгляд, уравнении, синонимизированная с каро- лой, дукция из единичного и загадочного неологизма Грокейо превращается в одно из тех песенно-танцевальных жанровых обозначений, которые столь естественно взаимозаменялись и приравнивались друг к другу в живой и подвижной средневековой словесности. Дукцияка- рола курсирует, таким образом, в том же реальном терминологическом поле, в той же жонглерской сфере, что и другие жанровые лексемы — эстампи, рондель, т. е. слова вовсе не уникальные, но, помимо данного трактата, встречавшиеся и в других памятниках эпохи.