Особые поводы для колокольных сигналов — сбор городского совета, оглашения указов, выборы нового бургомистра или деревенского старосты, акт описи скота и другого имущества должника с последующей распродажей. Отсюда и дотошно распределенные функции колокольного звона — юридические, ярмарочные, календарные, времяизмерительные, информативные, функции сигнала тревоги и т. п.

Ярмарочный колокол не только объявлял куплю и продажу зерна, рыбы, вина и т. п., но и предупреждал о начале ярмарки за несколько дней и даже недель, а во время ярмарки утверждал правомерность торгов, безопасность посетителей, отмечал начало и конец торговли. Оповещали колокола и о вполне привычных процедурах и обязанностях (жатва, рубка леса, барщинная косьба, обмолот, начало «желудевой поры» — т. е. выпаса свиней в дубняке, — сбор оброка, сдача земли в аренду, уплата десятины, похороны, начало судебного разбирательства, публичного наказания, сигнал к совместной охоте и т. п.) и о напастях (буря, пожар, засуха, появление врагов, призыв о помощи при крупной драке, угроза нападения хищников). Поэтому в средневековых текстах упоминания о звонах часто «поименные»: утренний звон, дневной, надвратный, одиннадцатичасовой, полуденный, ночной, винный, пивной, пожарный, сторожевой, городской, дворцовый, господский, муниципальный, рыночный, зерновой, судебный, кровавый, траурный, оброчный.

Музыкальное качество и разнообразие звона поддерживалось профессионально, поскольку били в колокола обычно башенные менестрели (городские пифары) либо их ученики. Ведь прикладное предназначение того или иного вида музицирования вовсе не исключало требований высокого мастерства, т. е. не обязывало играть «плохо» или почти не играть, а лишь шуметь, издавать звуки и т. п.