Общение соседей всегда сопровождалось переимством, шел интенсивный процесс взаимовлияний, а его результаты становились международным достоянием.

Из опубликованных И.Англесом архивных материалов XIV в. заметно, насколько интенсивными были творческие контакты королевских хугларов Арагона, Кастилии, Каталонии и Наварры и менестрелями других стран. В испанских придворных реестрах значатся на постоянной службе или по временному приглашению (из иностранного двора) менестрели из Франции, Фландрии, а также из австрийских и немецких земель. Шалмейщики и игрецы на бомбарде прибывали, в основном, из Германии и Австрии, а волынщики — из Германии и Франции. Испанцы ежегодно посылали своих инструменталистов в школы Франции, Германии и, особенно, Фландрии (Брюгге) с целью совершенствования, перенятая новых веяний в музицировании и в инструментостроении.

В южной Англии нормандско-французское культурное влияние также проявлялось через менестрельное творчество. «Странствующие или оседлые певцы, менестрели обучаются английскому языку, они обслуживают более широкие массы населения, воспевая то по- французски, то по-английски различные политические события. «Двуязычным» менестрелям XIII в., одинаково искусным в сложении и передаче французских и английских стихов, принадлежит немалая роль в деле дальнейшего национального освоения англонормандских поэтических сюжетов». А в одном английском поэтическом памятнике XIV в. рассказывается о менестреле, который пел «много песен с различными стихами — английскими, французскими, латинскими. Выдающийся шпильман Освальд фон Волькенштейн в своих странствиях научился десяти языкам, в их числе латинскому, французскому, кастильскому, каталонскому и провансальскому.