Интересующая нас область популярной музыки средневекового города фигурирует у Грокейо под названиями cantus publicus, а также musica simplex, musica vulgaris, musica civilis, и в совокупности образует первую группу в его системе, а далее следуют остальные сферы — «ученая музыка» и церковная. Независимо от того, как истолковывать обозначения первой группы — в виде синонимического ряда или в виде рельефа из различных смысловых оттенков — одна лишь филологическая интерпретация здесь ничего не объяснит.

Любые имеющиеся сегодня варианты перевода идут от давней гуманитарной традиции словарно-этимологической работы с понятиями. Этот аппарат гораздо естественнее подходит к анализу двух других разновидностей музыки по Грокейо — «ученой» и церковной. А в отношении средневековой народной культуры требуются не только собственно медиевистские истолкования, но и опыт этнологии и фольклористики. Ведь устная традиция влияла не только на характер материала, но и на способы его теоретизирующего созерцания. Комментируя те или иные конкретные образцы, Грокейо опирается на свой слуховой опыт и музыкальную память, а не на анализы йотированных текстов.

Из существующих ныне интерпретаций известно, что категория simplex могла встречаться в средневековых текстах в значениях «простой» и «одноголосный». Если conductus simplex у Грокейо вне сомнения — «одноголосный кондукт», то его musica simplex — не только «одноголосная музыка», хотя именно такую интерпретацию пытаются иногда навязать всей сфере vulgaris-civilis, невольно обязывая тем самым всех менестрелей времен Грокейо — от Парижа до Нормандии — музицировать только в унисон241. Поэтому вслед за Д. Штокман можно к общепринятым переводам — musica simplex: «простая», «бытовая», «популярная» музыка — добавить: «нестрогая», «свободная от правил», «несочиняемая», «нескомпонованная», «импровизаторская».