Объединялись менестрели не по творческим интересам, а вынужденно, ради выживания, охватывая своей корпоративной монополией большую округу, которая могла включать несколько городов и деревень. Повсюду на этой территории правом жонглерских заработков обладали только члены братства.

В отличие от таких монополизирующих объединений городские пифары существовали на скромное, но постоянное жалованье от магистрата, и хотя они наподобие цеховых ремесленников жили сосредоточенно, в одном квартале и даже делились на мастеров, подмастерьев и учеников, их совокупность не образовывала самостоятельный цех, не имела ни устава, ограждающего их интересы, ни своей зоны деятельности за пределами города. А именно устав, самостоятельно сформулированный и утвержденный членами корпорации (братства), является наиболее ощутимым признаком такого объединения, отличающим его от городских пифаров, находящихся на муниципальном содержании. Если пифары обладали только договорным перечнем обязанностей перед работодателем, то в статуте менее- трельного братства ему обеспечивалось не только самоуправление и территориальная финансовая монополия, но и компенсации каждому в случае незаконных выплат забредшим чужакам-одиночкам, самовольно выступившим в их округе. Именно в таких ключевых положениях тексты статутов у разных менестрельных гильдий совпадали несмотря на их разнобой и пестроту в целом. Предусматривали они и равенство возможностей для всех членов братства, следя также и за тем, чтобы ни один шпильман «у другого не переманивал бы учеников и заказы на игру».