Еще А. Н. Веселовский в литературно-исторических целях использовал наблюдения итальянских фольклористов над творчеством народных импровизаторов, сохранявших приемы, восходящие к Средневековью: «Импровизатор — большей частью человек из народа, впечатлительный, с живой фантазией и отлично владеющий стихотворной формой. Иногда он останавливается среди работы, чтобы вступить в поэтическое состязание со своим товарищем; соперник всегда найдется. Народ заслушивается их по целым часам, поджигая, поощряя, подпаивая вином обоих поэтов и вместе с тем творя над ними строгий критический суд: ни одному из состязающихся не позволят искать рифмы, не пропустят даром хромого стиха. Итальянский фольклорист Питрэ несколько раз присутствовал при подобных прениях, и его поразила легкость и быстрота, с какой импровизируются целые октавы, как будто они заучены, а не вылиты экспромтом». По существу тот же феномен фольклоризиро- ванного искусства описал Ж. Тьерсо: «Импровизации практиковались по крайней мере до середины этого (XIX) столетия в тех французских провинциях, где еще не совсем утеряны обычаи старины. Например, Виллемарке  слышал в Бретани коллективную импровизацию, о которой он рассказывает так: “Один мельник, о котором мне говорили как о самом знаменитом певце на горных свадьбах, вел бранль и песню. Его способ сочинения дал мне точное представление о творчестве бретонских импровизаторов. Как только он находил первую строку каждого двустишия баллады, он повторял ее несколько раз. Его компаньоны также повторяли ее, давая ему время найти вторую строку, которую они подхватывали таким же об

разом.