В дошедшем до нас элементарном начертании шансон этой группы не чувствуется почти никаких следов жонглерской инициативы, фантазии, обработки, хотя и ни в одном случае не исключено менестрельное авторство напева. Но особо ценны те песни, в которых свойства такого творчества оказались в той или иной мере зафиксированными, не ускользнули от доброжелательного писца, счастливо избежав подсознательной «цензуры книжника».

Вместе с тем разделить все шансон, как это уже пытались делать, на пьесы фольклорного, профессионально-куртуазного и «промежуточного» характера невозможно, ибо много типологических нюансов оказываются сложно переплетенными. С этой классификацией не совпадут ни набор сюжетов, ни расклад форм, ведь почти в каждой группе повторится и деление, например, на песни любовные, пасторальные, сатирические, танцевальные или на силлабические, умеренно или интенсивно орнаментированные, песни со вступлениями и ритурнелями; в любой из групп возможна и классификация строфических структур (разновидностей виреле и других рефренных форм и т. п.). Так, в рукописи «А» (в издании Г. Париса) В. Ф. Шишмарев выделял песни о несчастливом супружестве («мальмарье»), о ревнивцах, песни шутливые, сатирические, любовные или откликающиеся на крупные политические события; в то же время он отмечал и независимо классифицировал их многообразие чисто структурное, образное, типологическое. Конкретная песня может отвечать параметрам сразу нескольких разновидностей, поэтому любые типологические определения могут быть даны лишь условно, в связи с характеристикой специально анализируемого жанрового свойства и т. п.