В составе этого кортежа находится играющий «субтильный» ансамбль — дуэт виелы и портатива. А высоко на балконе расположен ансамбль «гросси», в составе которого различимы барабаны, волынка, два шалмея и две прямые трубы. Э. Боулз не допускает возможность сочетания обеих групп и считает изображение их явно совместной игры фантазией художника, намеренно совместившего разновременные выступления менестрелей. Однако центральные персонажи вполне могут воспринять такое звучание сбалансированно, ведь «субтильная» группа играет рядом, а «гросси» отдалены. Сходный пространственный способ уравновешивания разнородных встречных консортов угадывается и в одной из сцен романа «Клеома- дес». После пиршества  для всех играет большой ансамбль, от которого, однако, отделена группа «гросси» (барабаны и «сарацинский» рог) и помещена на поляне за пределами дворца «из-за того, что звучание их было слишком сильным». Но эта группа не исключена из празднества: ее звук доносился извне, и таким путем достигался баланс с находившимися во дворце «субтильными» инструментами.

Устроители торжеств не отказывались от услуг сразу нескольких ансамблей, умея оптимально размещать их в танцзале или в саду. Давняя традиция пространственной аранжировки таких встречных консортов отражена в партитуре финала первого действия оперы Моцарта «Дон Жуан», где, как известно, три сценические ансамбля одновременно играют три различных танца — менуэт, контрданс

и лендлер, каждый для своей группы танцующих. Таким образом, дифференциация и сочетание ансамблей в одном объемном пространстве и во взаимно соотносимой игре тоже было естественным для природы менестрельного искусства, для его социальных условий.