Рукопись «А», содержащая 143 песни, была издана филологом Гастоном Парисом и музыковедом Франсуа Огюстом Гевартом в 1875 г. Другая монодическая компиляция той же эпохи (конец XV в.) — рукопись Байе388, содержащая около 100 песен389, — издана в 1921 г. Теодором Жеролем. Все шансон этих сборников записаны одноголосно, мензурально, в куплетно-строфических формах и долгое время считались не целостными образцами, а только результатом известной практики выписывания мелодии тенора (или другого голоса) из полифонической пьесы.

Открытием сравнительно недавнего времени стал, напротив, вывод о самостоятельном бытовании всех песен из рукописей Байе и «А», об их независимости от каких-либо полифонических композиций. Более того, в этих chanson rustique обнаруживаются устойчивые признаки жонглерского искусства. Здесь оно представлено настолько самобытно и непосредственно, что его с трудом можно вписать в уже сложившуюся сюжетику книг по истории музыки, замалчивающих существование «посттруверской» позднесредневековой и ренессансной светской монодии (за исключением, разве что, песен майстерзанга).

Поэтому и содержание рукописи Байе анализировалось одно время как сборник отдельных голосов, а не песен, хотя и не приводилось ни одного примера полифонической пьесы-первоисточника, откуда напевы могли быть заимствованы. Этой ошибки не избежал и такой опытный медиевист, как М. Букофцер. Лишь основательные изыскания в середине XX в. позволили во множестве йотированных песенных источников XV в. ясно отделить своды выписанных теноров от сборников самостоятельных одноголосно зафиксированных песен.