Простейший случай — это цепь фраз-вариантов, идущих подряд, как в первом разделе (до рефрена) песни № 64 (см. пример 27), где четыре фразы- стиха озвучены четырьмя свободными версиями одной общей формулы — восходящий ход (чаще от «фа» к «ля») и возвращение к тонике.

Такая схема не стала, однако, моделью для всего песенника Байе, чаще здесь вариантно повторяются две — три различные фразы (или более) и не элементарно (по принципу ab аЪ . или abc аЪс) а скорее в виде несимметричных, нерегулярных сочетаний повторности и вариантности, как, например, в № 76: abc асаЬса" (каждой литере соответствует фраза-стих). Способы вариантных модификаций в этой песне можно показать на проведениях первой фразы.

А в песне № 3  — свой принцип, здесь полная повторность преобладает над вариантностью, ощутимо проявившейся лишь в напеве первого стиха, когда он же вариантно проведен и на четвертом стихе.

Во взаимодействии буквальных повторов и вариантных обновлений проявляется извечная тяжба изменчивости и стабильности, присущая песнетворчеству вообще. Не углубляясь в концепционный аспект этого явления можно указать на характерную игру чередований вокальных фраз-стихов, в которой импровизаторская свобода сочетается с выстраиванием обновленных и неизменных элементов.

Индивидуально-характерными в песнях Байе с точки зрения сегодняшнего восприятия можно считать не только отдельные причудливые ритурнели, вокализы, гокетно проведенные междометия и т. п., но и некоторые силлабические вокальные мотивы, как в начале песни № 81 «В первый день мая» или в заключительной фразе песни № 13 «Ваша краса».

Эти мотивы, однако, не уникальны, им можно найти аналоги, но в этом песеннике и в других гораздо больше мотивов формульных, используемых неоднократно и во многих шансон. Например, одна из формул встречается не менее 22 раз в 11 песнях, не считая