Большинство рассуждений средневековых теоретиков о дисканте и дискантировании было обращено, как показал Э. Феранд, к импровизирующим певчим, а не к пишущим сочинителям. В XV в. теоретики предпринимают попытку терминологически отделить полифонию импровизированную от письменной.

Способы полифонической импровизации, принятые в менестрельной среде и в фольклоре получили затем в описаниях теоретиков наименование sortisatio, идущее от лат. sortitio — « бросание жребия». В применении к музыке этот причудливый термин указывал на принцип случайности, непредвиденности при совместном импровизационном музицировании и фактически использовался как синоним понятия «импровизированный контрапункт».

Противопоставление импровизации и письменного сочинения принимало в речи различные лексические формы. В словаре Гриммов дан глагол sortisieren — «сортизировать» — т. е. импровизировать многоголосие. Это слово встречается, например, в описании одной герцогской свадьбы в Штутгарте в 1575 г. Среди озвучивавших эти торжества инструментов автор хроники называет цинки, флейты, поперечные флейты, шалмеи, бомбарды, ран- кеты, трубы, тромбоны, а также струнные (лютня, ребек и т. п.)

Здесь же «изысканно настроенные вместе» шесть волынок «совместно сортизируют, и друг друга искусно украшают». И все прочие инструменты играют «ангельскую музыку», сладостность которой заключена в искусной гармонии и в «хорошо звучащем согласии» на четыре, на пять и на шесть голосов. Слышна была и свадебная песня, которую «фигурировали» тромбоны с певцами. А вслед за этим описаны импровизации маль- чиков-певчих, которые «умели приятно колорировать», и других музыкантов.