«Кодекс атлета», заменивший в декабре 1986 года на заседании МОК в Лиссабоне «правило 26» Олимпийской хартии и определивший путь к «открытым играм», т.е. иг­рам представителей всех видов спорта, как любителей, так и профессионалов, — еще раз подтвердил истинное на­значение Олимпиад.

Но какими бы захватывающими ни были сражения спортсменов, восторги побед и печали поражений, оку­нуться в эту гамму эмоций помогают праздничные «увер­тюры» и финальные апофеозы. И здесь главными дейст­вующими лицами становятся люди, которых не увидишь ни на арене, ни на беговой дорожке, — режиссер и вся сложная по своему составу постановочная группа.

Сложилась эта категория «служителей Олимпа» еще в IX веке до новой эры, когда греческие города-полисы (го­рода-государства) вел и непрерывные междоусобные войны, устанавливая передышки лишь на время общегражданских празднеств. Согласно истории, Ифит, царь Элиды, неболь­шого греческого государства, на территории которого на­ходится Олимпия, отправляется в Дельфы, чтобы посове­щаться с оракулом, как ему, царю маленькой страны, убе­речь свой народ от войн и грабежей. Дельфийский оракул, предсказания и советы которого считались непогрешимы­ми, посоветовал Ифиту: «Нужно, чтобы ты основал Игры, угодные богам!»

Ифит отправляется к Ликургу, царю Спарты, соседст­вующей с Олимпией, чтобы тот помог ему убедить других ближайших соседей не нападать на Элиду. Ликург прини­мает решение объявить Элиду нейтральным городом-по­лисом. Ифит спешит отблагодарить богов и доказать свои миролюбивые стремления, для чего учреждает «атлетиче­ские игры, которые будут проходить в Олимпии каждые четыре года». Это произошло в 884 г. до н.э.

Вначале состязания проходили между атлетами двух городов — Элиды и Писы. Время Игр называлось «Свя­щенным перемирием». Постепенно на них стали съезжать­ся участники спортивных игр, представлявшие различные сословия из других городов Греции. В 776 г. до н.э. олим­пийский праздник получил общегреческое признание.

Позднее большие Игры — Панэллинские — проводи­лись также в Дельфах, Немее, Коринфе и Афинах. Однако «Олимпия собирала лучших атлетов. И Александр Маке­донский не зря считал этот город всегреческой столицей. Ее Игры отражали, словно зеркало, процветание или упа­док Эллады».

Главным организатором Олимпийских игр был Совет старейшин – устроителей.