Через «пепелище» с ящиками взрывчатки бежали к «железнодорожному мосту» (передний край зеленого поля) партизаны. В фонограмме — паровозные гудки, нарастаю­щий звук приближающегося поезда. Тяжелые взрывы. По полю поползли дымовые тучи. Мужской голос комменти­рует: «В ночь с 3 на 4 августа 1942 года ударная группа под руководством командира отряда им. Щорса Петра Машерова завершила операцию по подрыву 110-метрового же­лезнодорожного моста через Дриссу. В результате движе­ние по магистрали Полоцк — Даугавпилс было прервано на 16 суток. Пропускная способность восстановленной до­роги снизилась с 60 до 8 эшелонов в сутки».

Образный язык массового действа позволил уложить в 13 минут представления годы тяжких страданий, великого мужества и борьбы советских патриотов. Метафора пре­вращения косарей и жниц в партизан, а затем в сеятелей; пантомимические аллегории горящих хат; символика кон­трастных цветов костюмов: светлая одежда людей мирного труда и черная — фашистов, красно-черные плащи в но­мере «Хатынь»; орудия труда, обращаемые в оружие народ­ных мстителей; узнаваемость мизансцен-метафор «ополче­ние», «нашествие», «круговая оборона», «подрыв моста», «сеятели» в сочетании с точно найденным, впечатляющим звуко-музыкальным рядом; наконец, пиротехнические эф­фекты — таковы были выразительные средства театрализа­ции этого эпизода.

Начало эпизода «Память неугасима…» решалось с по­мощью того же приема поэтического иносказания. Едва рассеялся дым и «сеятели» покинули стадион,— поле ожи­вилось новыми «всходами»: в желтых накидках, с пучками спелых колосьев в руках, на него высыпали малыши — «колоски». Светлая цимбальная мелодия, сопровождавшая труд косарей и жниц, повторялась. На ее фоне развивалась теперь пантомима созревающего хлебного поля. Между его рядами прошли девушки в ярких национальных костюмах с хлебами на рушниках, чтобы передать их ветеранам вой­ны (зрителям).

20 горнистов, образовав золотисто-белую фронталь перед гостевыми трибунами, дважды проиграли фразу из песни-марша А.Пахмутовой «Сигнальщики-гор­нисты», затем песня продолжалась в фонограмме. «Колос­ки» покидали поле, 300 школьников белыми прямоуголь­никами выстраивали журавлиный клин , в голове которо­го стала группа юнармейцев с портретами участников ВОВ, уроженцев г.Верхнедвинска. Шла перекличка ветеранов, поднимавшихся со зрительских мест, с их товарищами по оружию, павшими в боях.

И в безмолвье могильных камней… — пел Валентин Никулин, и юнармейцы с портретами геро­ев перестраивались в «Аллею памяти». В ее глубине вспы­хивал «вечный огонь» соединённых факелов в руках сол­дат. Затем солдаты проносили факелы к портретам.