В ходе вечера исполнялись следующие произведения: «Менуэт» М.К.Огинского (рояль), на фоне которого зву­чало лирическое стихотворение Адама Мицкевича «Доб­рый вечер»; «Кадриль» Эрнеста Ванжуры (скрипичный ансамбль, танец); «Полонез» Михаила-Казимира Огинско- го (скрипка, рояль); романс «Достигнувши тобою…» Юзефа Козловского (рояль, солистка); «Блестящий вальс» Люд­вига Дещинского (две скрипки, альт, виолончель); «Дивер­тисмент» Матея Радзивилла (флейта, скрипка, виолончель, рояль); песня «Родная веска» М.-К.Огинского (солистка, рояль); Полонез соль-минор М.-К.Огинского (ансамбль скри­пачей, рояль); Полонез ля-минор М.-К.Огинского «Про­щание с родиной» (ансамбль скрипачей, рояль, танец); «Мазурка» Петра Чайковского (рояль, танец); «Полонез» Тадеуша Костюшко (рояль, балетная фантазия). На фоне музыки Костюшко всплывает событие, сильно повлияв­шее на жизнь и карьеру Огинского.

Окончен романс «Достигнувши тобою» Ю.Козловско­го. Погашен свет, сцена освещается только свечами. В на­ступившей тишине возникает мелодичный бой часов. Их под­хватывает вначале негромкий, затем воинственно нарастающий бой барабанов.

Подытоживая результаты режиссерского решения ве­чера «Памяти Огинского», видим, что в данном случае основным источником образности явилась музыка, отби­раемая для каждого события в поисках наиболее точных музыкально-звуковых ассоциаций, позволявших «увидеть слышимое». Музыка вела действие, тексты — комментиро­вали его.

Олимпийские игры внесли неизмеримый вклад в чело­веческую культуру. Помимо главного своего предназначе­ния — выявлять и по достоинству оценивать спортивную мощь разных стран и их представителей, они в летописи своей создали сокровищницу культурных ценностей, ко­торые относятся к категории искусств, построенных на основе спортивного совершенства. Именно синтез спорта с искусствами используют режиссеры зрелищных форм открытий и закрытий, привлекая для тематических реше­ний широкий спектр познаний: в политике и экономике, в географии и истории, в архитектурно-ландшафтных осо­бенностях города-устроителя Игр и, наконец, во взаимо­связанных видах искусств. Поэтому мы без преувеличения можем назвать Олимпийские игры энциклопедией зрелищ­ных форм в спорте и спорта как искусства.

Олимпийские игры — мечта, надежда и судьба атлета. Спортивный подвиг олимпийца-победителя равен ратно­му подвигу воина. Не удивительно, что в центре внимания зрителей, журналистов, официальных лиц и общественно­сти всегда был и остается атлет. Без него не выстроить риту­ал, освященный традицией. Без него — сильного, умелого, прекрасного в своем физическом совершенстве — не осуще­ствить никакое праздничное шоу открытий и закрытий.