Олимпийские игры были возвращены человечеству после полуторатысячелетнего забвения. Возвращены бла­годаря подвижничеству Пьера де Кубертена и его сорат­ников. «Приверженцы идеи возрождения Игр по образу и подобию эллинских на учредительном олимпийском кон­грессе в парижской Сорбонне 23 июня 1894 года решили проводить состязания согласно античной традиции — раз в четыре года».

После речи наследного принца и председателя оргко­митета Константина со своего места в почетной ложе под­нялся король эллинов Георг I и объявил об открытии Пер­вых международных Олимпийских игр в Афинах. Тогда же в исполнении женского хора впервые прозвучал олимпий­ский гимн, написанный поэтом Костисом Паламосом и положенный на музыку Спиридоном Замара, впервые про­звучал оружейный залп-салют, впервые взмыли в небо голуби.

Так начинались Афинские игры, проходившие в тече­ние 10 дней. Если продолжить начатый древними счет Олимпиадам, то афинская была 294-й.

«В десятый день на арену Беломраморного стадиона су­дьи вынесли оливковые ветви из Олимпии»*, где такими же зелеными побегами награждали героев античных со­стязаний. Вместе с оливковой ветвью победителям вруча­лись серебряные медали и дипломы.

После награждения все лауреаты совершили круг поче­та перед трибунами, над которыми взмыли сотни голубей. Довершили торжество звучавшие в тот же день гимны и поднимавшиеся флаги в честь победителей.

Правило 69 Олимпийской хартии гласит: «Олимпийский факел вносится на стадион бегунами, передающими его по эстафете. Последний бегун совершает круг по дорожке перед зажжением олимпийского огня, который не должен быть погашен до закрытия Олимпийских игр».

Древние греки трепетно относились к дару бунтаря-титана Прометея, который из кузницы Гефеста, бога огня и ремесел, унес огонь для смертных. Помимо возжигания огня на алтарях Олимпии эллины изобрели и иные впе­чатляющие огненные ритуалы. Во время панафинских игр свершалась ламподромия — ночной бег с восковыми фа­келами. Их передавали друг другу юноши-эфебы на пути от алтаря Любви в садах Академа до квартала гончаров Керамик в пригороде Афин.

С возрождением Олимпийских игр возобновлена и ан­тичная традиция возжигать священное пламя — символ устремлений в будущее. Не сразу, впрочем, возобновлена. Огненный символ впервые вспыхнул лишь на седьмой современной Олимпиаде, в 1920 году. Его зажгли устрои­тели Игр в Антверпене на вершине Марафонской башни Олимпийского стадиона.

Второй важнейший традиционный ритуал, возникший во времена Панэллинских игр — клятва, был воспроизве­ден также в 1920 году.