На стадион въезжает огромных размеров металлическая конструкция, вызывающая ассоциации с приземлившим­ся жуком. От «туловища», главной сценической площад­ки, в стороны отбрасывались 5 «лап» — 5 подиумов. 150 пар­ней в джинсах, клетчатых рубашках и тасманских ботин­ках «били стэп». На подиумы взбегали девушки в таких же костюмах, и пять «ручейков», продолжавших их линии, «растекались» по стадиону, сверкая бликами металлических щитов. Из рук щиты перемещались под ноги, и воцарялся нескончаемый перестук крепких ног! Стэп «били» и на широких ступенях в проходах зрительских трибун, заставляя не только подхлопывать, но и подтанцовывать захваченную ритмами публику! Наверное, не в одном скоростном беге, но и в этой пляске на выносливость демонстрировались стой­кость и здоровье австралийской молодежи.

Приближалась кульминация эпизода и финал действа. В самый накал стэпа вдруг синхронно пошли вверх десять длинных фермочек, до сих пор лежавших вдоль подиумов. Встав, как по команде, они «выдохнули» огненные струи, и в их кольце оказались поднятые над сценой Ники Уэ­стер и Великан-абориген, постоянно оберегавший девоч­ку. Когда отбушует финальный «огнепад», Ники, усталая и счастливая, пройдет вместе с ним вдоль трибун: ее рука спрячется в надежной ручище друга.

И снова на «дне» стадиона ляжет большая звезда-меду­за — принадлежность Океана как символа Вечности.

В истории гражданских войн на земле борьба за свои права австралийских аборигенов известна. Известно также то, что жизнь их столетиями протекала в резервациях, и сегодня еще политика дискриминации не изжита.

История Австралии в изложении Рика Битча и Дэвида Эткинса скорее из области желаемого, чем существующе­го («сны Ники»), Однако идея сближения аборигенов с переселенцами, отмеченная во всех эпизодах шоу дейст­виями Ники и Великана и со всей определенностью про­читываемая в карнавале пяти континентов, — свидетельство миропонимания режиссеров, их идеологической убежден­ности и яркого таланта. Не случайно Академия кино Вели­кобритании отметила их работу высокими наградами.

Нет сомнений, что Олимпийские игры 1965 г. в Мель­бурне и 2000 г. в Сиднее внесли весомый вклад в дело ук­репления федерации народов Австралии.

Итак, мы побывали в реальном и ирреальном прошлом зеленого континента, и остается только шаг к главному событию Олимпиады. Этот шаг — этот «мост» был выстро­ен силами уникального, (одновременно универсального) сводного оркестра молодых музыкантов из 20 стран мира. Олимпийский оркестр заполнил все поле огромного ста­диона. Дирижеры расположились по периметру трибун. Было исполнено 2000 номеров, срепетированных за 9 дней! Де­филе музыкантов в светло-красных плащах и одинаковых шляпах под звучание труб, барабанов, литавр создавало ощущение необычайной силы и солидарности всех зем­лян, вызывало неизбывный восторг!