Хотя спортом я занимался вполне прилично и в соответствии со своими планами, попасть в олимпийцы я все-таки не мечтал. И должен сказать — теперь тоже. Спорт я считаю незаменимым средством воспитания мальчиков.

Какие книги Вы любили в школьную пору?

— Обычно, как у сверстников. «Робинзон», «Мститель», «Весна», «Лето», «Ребята с улицы Пал». Очень тянуло поли­стать старые юмористические журналы — доступны были годо­вые подшивки «Нашего Матса». Любимцем был Гори. С боль­шим интересом я изучал старинные номера «Журнала пения и музыки» К. А. Хермана. Неожиданно поразил меня выход первого тома «Правды и справедливости». Странным образом меня тянуло читать пьесы и сборники стихов. Сам писать стихи не пытался. Несколько выпусков «Черного капитана», конечно, «прорабатывались» тоже. Но когда появилась серия книг нобе­левских лауреатов, которую я тоже раздобыл, то чтение стало более целенаправленным.

Для чтения, безусловно, надо находить время. Хорошо, если найдется заслуживающий доверия диспетчер для подбора хо­роших книг,— иначе можно споткнуться на какой-нибудь плохой книге и разочароваться надолго. А хороших книг есть много.

Пели ли Вы в школьные годы в хоре? Если да, то нрави­лось ли это Вам?

Моими учителями пения в течение одиннадцати лет перебы­вали Аугуст Топман, Антон Каземетс, Пеэтер Лая, Прийт Ардна, Карл Лейнус и Вальфрид Якобсон. Конечно же, достойный ряд! В хоре я пел. Нравилось — средне. Со вторым голосом пона­чалу были затруднения. Впоследствии на семейных спевках я пытался импровизировать, добавляя второй голос. Во всяком случае, пение не было для меня наказанием. Я старался и по­том, будучи учителем, не делать из музыки средства наказания. Сам с уроков не убегал, а впоследствии в этом отношении и мои ученики оставались во вполне сносных границах.

Насколько, по-вашему, следует знать музыку каждому ре­бенку? Что это даст ему и культуре всего народа?

Добавляет ли сейчас знание музыки каждым ребенком что- нибудь ко всей культуре народа, не знаю, но каждому уче­нику— дает что-то. Наконец, если каждый человек обладает хотя бы средненькими познаниями в музыке, ведь это и для культуры всего народа значит кое-что. Стремление быть гра­мотным в музыке, в изобразительном искусстве следует вся­чески приветствовать.

В конце-то концов, мы ведь не знаем, кто впоследствии ста­нет музыкантом. Я считаю, что нужно всем и в любом возрасте заниматься музыкой. В любом случае человек становится бо­гаче. Не обязательно самому петь или играть, но надо любить музыку — уж этот друг тебя не подведет. А если специально за­ниматься ею при наличии соответствующего дарования, то это нужно делать с большой последовательностью и любовью.