Создание оперы означает для композитора минимум года два одиночного заключения с продуктовыми передачами. При­ходится отказаться от обычного служебного поста и многих- многих нужных заседаний.

Оперы создаются и неорганизованным путем. Гораздо больше мы получим их при разумной организации.

Создадим оперу для самодеятельности! В благоприятных условиях это может принести очень даже положительные ре­зультаты.

Следовало бы уделять внимание и созданию «короткомет­ражных» опер. Ибо и в литературе существуют наряду с рома­ном повесть, ноаелла, поэма и стихотворение.

Неудачная опера на современную тему никогда не будет звучать современно.

В хорошей постановке классическая опера звучит особенно современно.

Даже великие мастера не стыдились переделывать свои произведения.

Иная ныне знаменитая опера при первом исполнении про­валивалась.

Давайте потратим на первую постановку куда больше вре­мени, чем на восстановление постановки.

Для повышения квалификации оперным оркестрам следует устраивать концерты и симфонической и камерной музыки.

Уровень оперного хора повысят концерты a cappella.

Нужно анализировать работу музыкальных учебных заведе­ний над вопросами современной оперы.

Пусть музыкальные учебные заведения доведут умение пев­цов читать ноты до современного уровня.

Практическое умение читать ноты — резерв для повышения производительности труда оперного театра — числа его поста­новок.

Певец с самым сильным голосом — это еще не самый луч­ший певец.

Ансамбль — это пение вместе, а не стремление перепеть соседа.

С оперой я давно уже простился, потому что писать ее — все равно что наливать воду в бочку ложкой. Если нельзя зани­маться этим каждый день четыре—пять часов, то не стоит иску­шать ни себя, ни других. Некогда «быки из парной упряжки» — Э. Капп и Г. Эрнесакс — писали оперы по очереди, словно под­задоривая друг друга, теперь нужна новая тягловая сила. Ду­маю, что молодежь неплохо справится с пахотой.

Каждый певец — артист, художник. Чем способнее артисты хора, тем выше художественный уровень хора.

Настоящих певцов дирижер узнаёт во время пения. У- хоро­ших певцов сияющие глаза. У плохих глаза застряли в нотах.

Видел ли ты спящего певца? Я видел.

Чувство ответственности каждого отдельного певца в хоре из двухсот человек пусть будет в четыре раза больше, чем в хоре из пятидесяти человек. Так, певец в большом хоре дол­жен быть в четыре раза внимательнее, чтобы добиться такой же гибкости, подвижности и жизненности, как в меньшем хоре.

На самом-то деле разница еще больше, так как часть певцов, недо- или переоценивая себя, не подпевает активно, думая: ну чем тут один я помогу.