Две последние программы Мужского хора состояли в ос­новном из новых сочинений. Мы, конечно, вместе с вами ра­дуемся новым произведениям Тамберга, Тормиса, Леммика, Рандалу. Они написаны, конечно же, не в стиле Ляте, Хярмы или Тюрнпу, но и не в манере Каринди, Веттика, Каппов, Эрнесакса. Хотя они пользуются для выражения своих эмоций, так сказать, современным языком, исполнение их сочинений не про­извело такого впечатления, будто молодежь озорно и бестол­ково «высовывает язык».

То, что тебе пели, когда ты был маленьким, запомнилось. На всю жизнь. Тебе уже шестьдесят, а, гляди-ка, въелся в тебя этот мотивчик. Такая же история с какой-нибудь картиной природы, которая запомнилась с детства. Запомнилась, чтобы затем пре­твориться в новую песню. Так родилось немало произведений искусства. Если даже не все…

Запомним, что и такие тузы, как Барток, Кодай и другие, много занимались воспитанием молодежи и развитием школь­ной музыки.

Не будем только генералами, а давайте делать и то, что положено старшине и прапорщику.

В наши дни невозможно забиваться только в свой угол — ателье, кабинет или лабораторию. Часть времени следует ша­гать в едином строю с народом и брать на себя частицу его забот.

Нельзя оставлять без свершения обдуманные и целенаправ­ленные новаторские поиски и опыты.

Давайте больше мечтать и о таких вещах, которые кажутся невозможными. Мечта может хоть на самый маленький шажок, а подвести вас ближе к решению.

Давайте остерегаться бессодержательных выкрутасов, обус­ловленных недостатком ли школы, техническим ли невежеством или просто отсутствием способности к мышлению.

Не будем впадать в положение того сказочного короля, ко­торый велел портному сшить себе костюм из ничего,— чтобы дети не сказали: король-то голый!

Пусть начинающий композитор не претендует на слишком многое со своей первой хоровой песней.

Не оставляйте молодых композиторов только на плодонос­ных симфонических нивах, пусть почаще посещают и песенные просторы!

Вдвойне хвапа вам, если сумеете «выманить» какую-нибудь песню и у такого композитора, который весьма основательно вступил на более «легкие» пути, но у кого есть способности, чтобы писать хоровые песни.