Отход от симметрии ритма и метра (мы можем назвать это «раскрепощением»), избегание или уменьшение метрических акцентов, а главным образом — необъятное богатство тембров неразрывно связано с именами классиков XX века: Дебюсси, Бартока и Стравинского; нельзя отрицать их влияния и на новое поколение композиторов.

Наконец, необходимо упомянуть еще одну важную предпосылку: интерес, пробудившийся к шумам, то есть к звукам неопределенной высоты. Уже говорилось о том, что повысилась численность и роль ударных инструментов; таким образом, в оркестре появились приспособления для звукоподражания. Экспансия шумов служила не только обогащению тембров, она вместе с тем означала и фактическое отдаление от темперированной звуковой системы. Мы не будем подробно описывать все те ранние эксперименты, которые в этом направлении проводились еще наощупь в 1910—1920-е годы. Упомянем в качестве примера «Ионизацию» для ударного оркестра, созданную Варезом в 1931 году ( пример 295), в которой сознательно игнорируются мелодия и гармония, формальная и ритмическая симметрии, а также традиции темперированной звуковой системы.

Для образования звуков и комбинированных звучаний искусственным путем необходимы различные электрические звуковые генераторы; для их фиксации служат магнитофоны. К генераторам подключаются другие электроакустические аппараты: фильтрирующие приборы, модуляторы, участвующие в создании, а также в расщеплении звуков. Сам магнитофон тоже способен на преобразование звуков — за счет изменения скорости оборотов, проигрывания в обратном направлении, обратной связи и даже предварительной обработки пленки30. Таковы вкратце основные технические операции электронной музыки.