Новая атмосфера определяла и ставший с тех пор привычным численный состав ансамбля: хор, выступающий вместе с оркестром, насчитывает минимум 40, максимум — 60 человек.

Это соответствует повседневной практике, но отнюдь не может рассматриваться как вечное правило. Со времени состоявшихся в 1784 году лондонских торжеств памяти Генделя, когда выступил хор из 275 человек и оркестр из 250 музыкантов, не раз делались попытки гигантского укрупнения ансамбля. Предводительствовал в этом Берлиоз, потребовавший хор в своем Реквиеме по меньшей мере из 210 человек, а затем в «Те Deum» — уже вчетверо больше: 800 певцов, из них 600 — детских голосов; пропорционально этому он старался раздвинуть и рамки оркестра. Нет сомнений, что такие романтические преувеличения коренились в характере эпохи.

Со времени начинаний Глюка большие задачи возлагались на хор и в условиях оперы; он становится важным фактором не только разнообразия, но нередко и драматического развития. Обратимся к оперной литературе XIX века и представим одну из разновидностей хора: в сцене паломников из «Тангейзера» поет четырехголосный мужской хор:

Помимо оратории и оперы певческий голос и оркестр встречались друг с другом и в симфонической музыке.

Начиная с эпохи романтизма хоровое звучание слышится не в одном оркестровом произведении, и чаще всего — в моменты заключительной кульминации, как, например, мужской хор в «Фауст-симфонии» и женский хор в симфонии «Данте» Листа.

Эта традиция пошла от Бетховена, который в последней части Девятой симфонии вводит, кроме хора, еще четырех певцов-солистов.

В том, что касается традиций музыкального ансамбля, в первые десятилетия нашего века, казалось бы, ничего особенно нового не произошло. По-прежнему процветали унаследованные от прошлого века дуэты голоса с фортепиано, камерная, симфоническая музыка, концертный жанр, комбинации сольного голоса, хора и оркестра; пропорции и атрибуты театральной и концертной музыки почти не изменились.