Мир звуков очень быстро изменился, расширился и заполнился. Вместо нескольких десятков звуков темперированного звукоряда в распоряжении оказалось более тысячи частот. Возникла возможность выбирать из «синусоидальных» тонов (без обертонов) и из обертонов, то есть частичных тонов, образуя все новые и новые комбинации («звуковые смеси»). Немногочисленные и относительные оттенки силы звука сменились широкой динамической шкалой и точной системой данных, выраженных в децибелах и охватывающих динамический диапазон от нулевого уровня ( = полная сила звука) до минус 60 ( = полная тишина). Длительность звуков и созвучий стали выражать в сантиметрах магнитной пленки, что исключило случайность, относительность и приблизительность старых темповых обозначений.

Очередной этап в «карьере» электронной музыки характеризовался сочетанием живых исполнителей (певцов, музыкантов) и записи.

Электронная музыка оказалась на последнем этапе структуралистского метода композиции.

В 19t>0-e годы впервые реализовался новый формообразующий принцип, который получил название, связанное со случайными шансами в игре в кости: алеаторика(латинское слово alea обозначает и игральную кость). Существует собирательное понятие: «контролируемая алеаторика»33. В этом случае композитор точно выписывает значительную часть музыкальных ингредиентов. Как говорил Лютославский, «введение элементов случайности в музыку не изменяет неизбежно ее характера. Так обстоит дело, если композитор должным образом суживает сферу действия случайности, если случайность не захватывает в произведении ведущей роли, а является подчиненным средством, служащим заданной композитором цели, наконец, если она обогащает сознательно используемые композитором средства выражения.

Можно задаться вопросом: были ли предшественники у алеаторической музыки?