То, что составляет старинную тему в литературе — от «Одиссеи» до «Пер Гюнта», — является в музыке конструктивным принципом, который за последние двести лет поднялся до роли ведущего: в трех- частности, в построениях трио, в сонатной форме.

Трехчастность от двухчастной формы отличает не размер, а структура А В А, которая означает, что первая и третья части совпадают, а средняя от них отличается. Главная тема может возвращаться с некоторыми модификациями, но в сущности это ничего не меняет, равно как не имеет большого значения и количество тактов: бывает, что средняя часть — самая длинная. Уже среди григорианских хоральных мелодий попадаются построения типа А В А, что проистекает из членения текста. Аналогична и форма французских шансон и танцевальных песен эпохи Ренессанса; однако примечательно, что в старых формах возвращение распространяется только на ритм, мелодия же не повторяется.

Музыка барокко предпочитала двухчастность; с другой стороны, стилевому повороту XVIII—XIX веков, то есть стремлению к драматической конфликтности, отвечала трехчастная структура. Средняя часть (В) могла все дальше отходить от того, что ей предшествовало, принося с собой новый мелодический материал или модулируя в далекую тональность; вместе с тем эта означало, что она носит временный характер и требует продолжения, то есть должна подготовлять возвращение главной темы. Третья часть, которой предшествует половинная, чаще всего доминантовая каденция, представляет собой более или менее измененную форму первой части. Ее гармоническое заключение — каденция на тонике, которая может быть подчеркнута расширением и кодой. (Кода — это заключение, эпилог, дополняющий завершение музыкальной формы.) Из трех частей принято повторять первую — отдельно, а вторую и третью, а также коду—вместе; поэтому такие построения выражаются формулой.