Недовольство было вызвано прежде всего абсолютным господством контрапункта; главнейшим возражением против него было то, что в запутанных сплетениях музыкальной ткани, в частности в результате имитации голосов, текст становился неразличимым.

Сторонники нового направления ссылались на античную греческую драму, в которой каждый компонент, в том числе и музыка, стоял на службе действия, текста. Таким образом родилась идея оперы; первые робкие опыты состояли преимущественно из поющейся речи (речитативов), в которую местами вводились хоровые разделы. Количество инструментов и их роль были незначительными. Тогда же закрепился цифрованный бас, на основе которого по необходимости можно было импровизировать варьируемые голоса инструментального ансамбля; если не было других инструментов, гармонии сочинялись на органе или клавесине по заданному басу.

Несмотря на примитивность первых шагов, нескольких лет оказалось достаточно, чтобы новый стиль одержал победу. Монтеверди, начавший свою карьеру как убежденный мастер традиции, в 1607 году высказался уже как апостол нового направления: «Текст — хозяин, а не слуга музыки».

Первой вехой в истории оперного ансамбля, знаменовавшей собой новые пути, стала опера Монтеверди «Орфей». С речитативами, поющимися в свободном ритме, чередуются арии широкого мелодического дыхания, расцвеченные порой хоровыми сценами и самостоятельными оркестровыми интермедиями. Гигантский по тому времени оркестр из 36 человек, с множеством духовых и щипковых инструментов и их перевесом над смычковыми, с современной точки зрения был, в сущности, окончательным подведением итогов ренессансной практики.

Следующий пример соответствует первоначальной записи; позднее мы покажем возможный вариант заполнения голосов.