Для внутриансамблевых пропорций особенно характерно то, что духовые инструменты в принципе играли в нем попарно. Такая традиция оставалась в силе долгое время: даже Мендельсон, Шуман, Брамс эти классические рамки, в сущности, не расширяли.

Количество смычковых в симфоническом оркестре в то время колебалось вокруг 15: по 4 первых и вторых скрипок, по 2 альта и виолончели (или контрабаса).

Иная ситуация наблюдалась в театральной музыке; на миланском представлении оперы Моцарта «Митридат» состав смычковой группы был следующим: 14—14— 6—2—6, что уже почти достигает сегодняшнего уровня.

Современный большой оркестр — детище XIX века. К 1850 году уже все музыкальные центры Европы могли гордиться собственными симфоническими оркестрами. Возросла и общественная роль музыки, наследство аристократических салонов отошло к огромным концертным залам, которые могли вместить многотысячную аудиторию.

В век романтики в центре внимания оказалась инструментальная музыка. В оркестре обрели гражданские права новые инструменты: английский рожок, бас-кларнет, контрафагот и туба; наряду с литаврами получили слово и другие ударные. В результате введения двойной педали достойное место в ансамбле смогла наконец занять и арфа.

Одним из первых, кто осознал и использовал возможности новых звуковых источников, был Ференц Лист.

Внутреннее равновесие в оркестре, количество его компонентов и их роль снова изменились. Этому способствовало и изобретение вентильного механизма, который сделал возможным многостороннее использование валторны и трубы, прежде обреченных на большую стесненность в действиях из-за пробелов в звукоряде.

Еще больше расширил оркестр Вагнер. Он часто повышал численность в каждом семействе деревянных духовых до четырех, а валторн — до восьми инструментов.