Оценить должным образом значение этого поворота в кубинской музыке было не просто. Но время, однако, показало, что выбор, сделанный Рольданом и Катурлой, был правильным и привел к плодотворным результатам. Произведения Рольдана и Катурлы, по словам композитора Нило Родригеса, «возникли из самой жизни кубинской нации, открытой и мужественной борьбы против ментального колониализма эстетического академизма, против „тропического" кубанизма; против „румбового" вздора для потребления туристов и безвкусных снобов»119. И что наиболее важно, в творчестве как одного, так и другого «последовательно и решительно были интегрированы базовые стилистические элементы нашей  музыки, — пишет Хосе Ардеволь, — исходящие от недавно открытого афрокубанизма; следовательно, начиная с

них уже не будет иметь смысла говорить о „музыке белой" и „музыке черной", а лишь только о кубинской музыке» .

Кубинцам А. Рольдану и А. Катурле, так же как и их мексиканскому кол-леге С. Ревуэльтасу, не суждена была долгая жизнь. Рольдан умер в возрасте 38 лет, сраженный тяжелым недугом, Катурла прожил еще меньше, пав от руки убийцы. Невелик и по количеству произведений их вклад в кубинскую музыку. Рольдан оставил после себя два балета, четыре оркестровые пьесы и около десяти камерно-инструментальных и вокальных сочинений.