Главная партия первой части наделена зарядом огромной энергии. Упругий трехдольный ритм, безостановочное токкатное движение создают ощуще-ние целеустремленности, уверенности:

 одно из лирических откровений в музыке Чавеса (при-мер 69). Лирический герой Концерта предстает во всей привлекательности своего благородно-утонченного облика. Сочетание лирической мягкости и взволнованности, устремленности и нерешительности, нежной задумчивости и порыва, всего того, что таится в самых сокровенных уголках человеческой души, — вот примерная гамма настроений, заложенных в этом разделе.

Чавесовский индихенизм в Концерте стал также частью более обобщенной концепции. В этом произведении композитор ушел от экзотического при-митивизма «Индейской симфонии», но картины одушевленной природы и здесь предстают во всей своей стихийной мощи. Загадочны и властны первые звуки оркестра во второй части. Один из наиболее впечатляющих — заключительный раздел этой части. На фоне двенадцатиголосного квартово-квинто- вого аккорда бесконечно повторяется одна и та же фраза, создавая картину векового покоя, незыблемости и величественной красоты.