Однако музыка имеет замечательные эпизоды, в особенности рондо, исполненное сеньорой Заккони, и анданте, спетое тенором Амбрози» . Так как партитура оперы была утрачена, нам трудно судить о ее достоинствах. Тем не менее этот спектакль занял свое историческое место: большинство критиков считает, что «Белая кошка» явилась фундаментом для развития жанра аргентинской лирической оперы.

Наряду с итальянской оперой в Буэнос-Айресе в 1850-х годах стали пользоваться популярностью испанские труппы, в частности труппа «драмы, сарсуэлы и танца» Франсиско Торреса. Ее репертуар составляли одноактные, так называемые «малые» (chico) сарсуэлы — небольшие пьесы с несложными музыкальными номерами. Вслед за «малой» в Аргентину в 1860— 1870-х годах пришли спектакли большой сарсуэлы, для постановки которых специально были построены театры «Порвенир» (1856) и «Аллегрия» (1870). Сюжеты спектаклей были живым отражением жизни аргентинцев, а музыка, создаваемая к ним, все больше черпала из креольского фольклора. В 1880— 1890-х годах в Буэнос- Айресе был поставлен ряд пьес в жанре «чико» местных авторов, среди которых Мигель Окампо, Немесио Трехо, Хусто Лопес де Гомара, Мануэль Арге- рих. Выдающимся творцом креольского чико стал Антонио Рейносо (1869— 1912), уроженец Бильбао, приехавший в Буэнос-Айрес в 1890 году, первая скрипка «Театра оперы» и дирижер испанских сарсуэл.