Художественный опыт Латинской Америки на протяжении XX века уже показал, что наивысшие ее достижения имели место в тех случаях, когда было найдено точное для своего времени соотношение между национальным и универсальным, найдены собственные средства для выражения латиноамериканского содержания. Когда это происходило, Латинская Америка не только «догоняла» Европу, но в чем-то и опережала ее, давая импульс развитию мирового искусства. Подтверждением этому служат имена Эйтора Вилла-Лобоса, непревзойденного до сих пор гения латиноамериканской музыки, и стоящих с ним рядом Карлоса Чавеса, Сильвестре Ревуэльтаса, Амадео Рольдана, Алехандро Гарсиа Катурлы, Доминго Санта Круса, Альберто Хинастеры, Лео Брауэра, Астора Пьяццоллы и многих других. Что объединяет этих представителей разных областей латиноамериканского художественного творчества? Несомненно, яркая творческая индивидуальность, проявившаяся в самобытных произведениях, ставших своего рода эталонами национального самовыражения. Значение в этом плане других фигур, о которых говорилось в книге, еще предстоит оценить, однако уже сейчас на вопрос Оррего Саласа, существуют ли — по крайней мере в тенденции — некие стилистические константы, харак-теризующие музыкальный язык южного полушария125, — ответ будет, скорее всего, утвердительным.