В отличие от большинства композиторов-тангерос прежних поколений Пьяццолла получил в юности хорошее академическое образование. На протя-жении 1940-х годов он написал довольно большое количество сонат, сюит и увертюр академического плана, выдающих влияние Хинастеры, у которого в течение нескольких лет учился. Однако его любовь к джазу, практическая работа в качестве музыканта-бандеониста танговых ансамблей и впоследствии дирижера эстрадных оркестров изменили его эстетические ориентиры, что привело к проникновению в его музыку элементов танго. Эта линия творчества началась с первых попыток такого рода в «Буэнос-айресской рапсодии» (1948), затем продолжилась в «Симфонии Буэнос-Айреса» (1951) и Симфониетте для камерного оркестра (1953). Параллельно возникла серия инструментальных танго, в которых проявились новаторские тенденции. Когда Пьяццолла в 1954 году приезжает для продолжения обучения в Париж и показывает Наде Буланже свое танго «Триумфальное», она проницательно советует молодому аргентинцу следовать именно этим путем, не пытаясь «поднимать» танго до высот симфонической музыки, а, напротив, сами элементы танго сделать базовыми при сочинении музыки. «Она более, чем кто бы то ни было, дала мне веру в самого себя, — говорил о Наде Буланже Пьяццолла. —