Выражение подлинного мексиканского характера он искал в современной ему Мексике 1930-х годов, только что пережившей революцию и гражданскую войну, Мексике, «еще полной удивления и надежды на будущее, готовой и на терпеливое ожидание и на страстный вопль протеста, преисполненной жажды жизни и того сознания собственной силы, какие свойственны человеку в тридцать лет» . В этой Мексике были и еще живые осколки древних культур ацтеков, майа и толтеков, и развалины поверженных языческих храмов, но были и шумные современные города с их многолюдными улицами и площадями, и ярмарочные гулянья с пестрыми театральными балаганами, яркие национальные одежды, народные песни и танцы, стремительные современные ритмы . Прошлое и настоящее, индейское и метисское — все это живет в музыке Ревуэльтаса в неразрывном единстве. «Это мощное и варварское биение сердца пирамид, гор, бездонного неба и гигантских цветов, это вечное прошлое и трудное, но вселяющее надежду настоящее воплощены в музыке Ревуэльтаса с достойными удивления мудростью и соразмерностью» — так, объемно и точно, сказал испанский поэт Рафаэль Альберти. Подобно многим художникам начала XX века, увлеченных идеями социальной справедливости и классовой борьбы трудящихся, Ревуэльтас стремится говорить ясным и доступным языком о насущных проблемах простого народа.