Второй фестиваль латиноамериканской музыки в Каракасе (1957) стал важ-ной вехой в движении к переменам. На нем были одновременно премированы написанное в национальных традициях «Шоро» для фортепиано и оркестра Камарго Гуарньери и додекафонная Вторая симфония молодого панамского композитора Роке Кордеро, что породило ожесточенную полемику между «на-ционалистами» и «авангардистами», не утихавшую в течение многих лет. Одни заявляли о необходимости усиления национального направления и его защиты от нашествия додекафонии, считая эту технику непригодной для аутентичного выражения . По мнению других, произведение Кордеро было подлинно американским. В статье «Национализм против додекафонизма?», опубликованной в «Чилийском музыкальном журнале», Кордеро отмечал: «Факт, что додекафонное сочинение разделило премию с недодекафонным, имеющим заметный фольклорный привкус, посеял беспокойство в душах многих ком-позиторов. В дебатах, продолжавшихся в течение трех недель, композиторы разделились на две группы: с одной стороны, тех, кто утверждал, что латино-американцам допустимо писать музыку, которая звучала бы отлично от евро-пейской лишь путем преломления фольклора в традиционной манере, которая может только „простодушно пококетничать" с додекафонией <…>, но должна чуть ли не просить извинений за употребление сериальных методов в отдельных фрагментах некоторых произведений, — и, с другой стороны, тех, кто считал, что сама постановка вопроса об оппозиции между „национализмом" и „додекафонизмом" неверна, что если между ними и есть различие, то не антагонистическое, ведь додекафония — это всего лишь одна из многочис-ленных техник, средство для выражения идей посредством звукового языка <…>.