Де Каро предоставил каждому инструменту максимальную независимость, превратив секстет в ансамбль солистов, что привело к возникновению нового полифонического стиля, дающего возможность создавать пьесы в стиле танго, но обладавшие более высокими музыкальными характеристиками, нежели музыка для сопровождения танца. В творчестве Де Каро объединились две линии — креольская и европеизированная — его танго более спокойные, ритмически менее острые, чем танго его предшественников. В них преобладает выразительная, окутанная романтической дымкой меланхолическая мелодия с слегка синкопированным ритмом и элегантными, чуть хроматизированными гармониями. Эта модель танго просуществовала в творчестве многих композиторов-тангерос вплоть до середины XX века. Однако будем откровенны, даже такие хрестоматийные примеры, как «Эль чокло» и «Кумпарсита», с большой натяжкой можно было бы отнести к произведениям «высокого стиля». Пора творческих обобщений в жанре танго в первой половине XX века еще не пришла. Это время еще впереди. Танго же, само по себе, является ярчайшим образцом того, как жанр национальной, в данном случае аргентинской музыкальной культуры приобрел поистине универсальное, мировое значение. Может быть, из всех жанров латиноамериканской музыки (румба, самба, хабанера), пользовавшихся громадной популярностью в разное время во многих странах Европы, танго остается наиболее убедительным воплощением креольской самобытности, несущей в себе вместе с тем глубокие общечеловеческие эмоции.