Особенно плодотворной для воплощения такого емкого, хотя и трудно определимого понятия, как «латиноамериканский колорит», оказалась линия неофольклоризма, звукоизобразительности в музыке, идущая от импрессио-низма через «языческого» Стравинского к современной сонористике. Проти-вопоставления звуковых блоков, сгущения и разрежения звучностей, неопре-деленная звуковысотность, кластеры — все это оказалось пригодным для изображения «чудесной реальности» Латинской Америки — картин дикой, необузданной природы, красочного изобилия, всего таинственного, иррацио-нального.

Показательно также, что додекафония, сыграв роль первотолчка в приоб-щении Латинской Америки к мировому музыкальному авангардистскому движению, в чистом виде нашла в ее музыке весьма ограниченное применение. Гораздо более многочисленны и характерны попытки нахождения какого-то ее симбиоза с иными видами композиторской техники, как традиционными, так и авангардистскими. Развитие профессиональной музыки Латинской Америки на всех этапах определялось двумя главными тенденциями: «национальной», то есть стрем-лением воплотить национальное начало, и «универсальной», то есть желанием «догнать Европу», «идти в ногу с Европой». На протяжении многих десяти-летий лозунг «Догнать Европу» подразумевал в первую очередь овладение конструктивными принципами и формами европейской музыки.