С большим успехом было исполнено сочинение Хосе Серебриера «Магические цвета» для арфы, камерного оркестра и световых проекторов; национальным колоритом с применением смешанных средств было окрашено произведение Эдгара Валькарселя «Чекан III»; на свободном использовании серийной техники и вероятностной нотации основан «Короткий концерт» для фортепиано с оркестром Марлуса Нобри; на применении контролируемой алеаторики и принципа «открытых форм» бази-ровался «Диптих И» для скрипки и фортепиано Мануэля Энрикеса; тонкой изобретательностью отмечена «Фантазия-экспромт» для фортепиано с оркест-ром Херардо Гандини, рисующая воображаемый портрет Ф. Шопена и осно-ванная на различных трансформациях отдельных мотивов Мазурки h-moll op. 33, № 4 польского композитора. Впервые было исполнено «Траурное послание в память Димитрия Митропулоса» Р. Кордеро. Стоит также отметить, что на Пятом фестивале, несмотря на всю его преимущественно авангардистскую направленность, прозвучала Сюита Карлоса Чавеса из балета «Лошадиные силы», насыщенная как «тропическим привкусом сандунги и уапанго» , так и урбанистическими видениями цивилизации.

Представленный вниманию обзор фестивалей дает определенное представ-ление о том размахе, которого достигала музыкальная жизнь Латинской Аме-рики в рассматриваемый период XX века.