Как подчеркивает сам композитор, он стремился «вернуть мелодии то положение, которое она всегда занимала в музыке, но утратила на столько лет из-за тех, кто видел в ней выражение превратно понятого сентиментализма» . Истоки мелодизма Оррего Саласа — в чилийской народной музыке, с одной стороны («свистящая куэка» в Струнном квартете, 1958), и в европейской классической традиции — с другой.

Особенно характерно для мелодики Оррего Саласа родство с испанской традицией, которое проявляется на протяжении всего его творчества, причем не столько в собственно мелосе, сколько во всем интонационном, ритмичес-ком и фактурном комплексе, восходящем к испанским образцам «Золотого века», что зачастую придает его произведениям черты некоторой архаичности. Чертами подобной стилистики отмечены многие сочинения Оррего Саласа, в частности симфоническая сюита «Сцены из придворной и пастушеской жизни» (1946), «Праздничная увертюра» (1947), Первая и Вторая сюиты для фортепиано (1945, 1951), «Кастильские песни» для сопрано и камерного ансамбля на тексты испанских поэтов XV—XVI веков маркиза де Сантильяны, Хуана дель Энсины и Гиля Висенте (1947), «Романсильо» для контральто и фортепиано на стихи поэта и вице-короля Перу (1615-1621) Франсиско Борха-и-Арагона (1948). В построении музыкальной формы Оррего Салас строго придерживается классических принципов контрастного тематизма и интонационного единства, стремясь к максимальной компактности и равновесию всех компонентов формы.