Мелодическое и в особенности ритмическое сходство хабанеры с издавна бытовавшими в Андалусии танго гитано (tango gitano), тангильо и другими явилось, по всей видимости, одной из причин, почему в Андалусии хабанеру стали называть «американским танго». Со временем прилагательное «американский» отпало, и хабанера окончательно превратилась в танго, сохранив тем не менее свои характерные родовые признаки и в мелосе, и в ритмике. Наконец, когда на Ла-Плате появилось завезенное испанскими танцевальными группами андалусийское танго, сыгравшее большую и, как считают некоторые исследователи, решающую роль в образовании аргентинского танго, его уже с большим трудом можно было отличить от хабанеры. (Сама же хабанера стала мировым достоянием уже как испанский танец благодаря опере Ж. Бизе «Кармен», что, впрочем, подтверждает тезис о распространении латиноамериканской музыки во всем мире.)

Милонга принадлежит к «определенному песенному жанру, одному из древнейших в Испании и почти во всей восточной части Южной Америки»54. Она пришла в Буэнос-Айрес из пампы, где была в 1860— 1870-х годах самым популярным танцем в среде гаучо, своеобразной социально-этнической группы, сложившейся на Ла-Плате в XVII—XVIII веках в результате метисации, благодаря которой, как выражается аргентинский фольклорист Вентуро Робустиа- но Линч, «смешалась пылкая кровь андалусийцев и воинственная керанди».