Леон адаптировал их в самой упрощенной форме двухголосной инвенции, чтобы они не потеряли ритмический и мелодический колорит оригиналов. Приведем здесь пьесу «Run-run mpembe yambola», воспроизводящую антифонное пение в ритуале племени майомбе, призывающем богов совершить чудо, и пьесу «Nina baila kuba yende», отличающуюся прихотливой афрокубинской ритмикой:

Среди других произведений Леона выделяются ярким кубинским колори-том два струнных квартета (1957, 1961), Квинтет для деревянных духовых и валторны (1959), написанные в свободной контрапунктической манере.

Несмотря на то что музыкальный язык Леона в целом достаточно тради- ционен, он первым среди кубинских композиторов обратился к серийной тех-нике — в оркестровых «Хвалебных песнях» и в кантате «Элегия Хесусу Менен- десу» на текст Н. Гильена (1962), а также к алеаторике, хотя использовал то и другое весьма умеренно. Так, в одном из наиболее значительных своих произведений, удостоенном 1-й премии на национальном конкурсе (1961), — кантате «Творец нового человека» для чтеца, солистов, хора и оркестра духовых и ударных инструментов на текст Хуаны Гонсалес, посвященной памяти Эрнес- то Че Гевары, композитор применил ограниченную алеаторику, полностью сохранив контроль над драматургией целого и тщательно выписав в партитуре необходимые указания и пояснения для дирижера и исполнителей (пример 137).