Не прибегая к цитированию фольклорного материала, он создает оригинальные пьесы разнообразного содержания, отличающиеся мелодической свежестью, богатством гармоний и ритмической изобретательностью:

 «Доминирующее ощущение, когда слушаешь музыку Вильянуэвы, что ее ни с какой не спутаешь, — отмечает Рубен Кампос. — Развитие в его произве-дениях быстрое, оно состоит в изложении всего лишь одной фразы, открытой, искренней и увлеченной, она становится все более взволнованной, возвраща-ется и растет, продолжая свою жизнь при помощи современных музыкальных средств» .

В музыке композиторов Бразилии этого периода прослеживаются анало-гичные тенденции — от обработок подлинных народных песен и танцев к пье-сам, в которых авторам удалось воспроизвести характерные черты народной музыки, не прибегая к фольклорным заимствованиям. Первым лучом «забрез-жившей фольклорной тенденции»  стала фортепианная рапсодия «Сертане- жа» музыканта-любителя и дипломата Итибере да Кунья (1846—1913). Чуть позже появились «13 вариаций на народную бразильскую тему», «Бразильское танго» для фортепиано и «Бразильская сюита» для оркестра Алешандро Леви (1864—1892), ставшие примечательными метами на пути формирующегося национального стиля.