Такие связи обнаружились в 1920-х годах, ставших поворотными для музыкального искусства Латинской Америки. Именно в это время произошел резкий качественный скачок от подражания к подлинному своеобразию, от провинциальной отсталости к современности. На протяжении двух межвоенных десятилетий в латиноамериканской музыке были созданы произведения, сконцентрировавшие в себе такой сгусток творческих сил и национальной характерности, каких Латинская Америка не знала ни в предыдущие, ни в последующие годы: полнокровный, щедрый, вобравший в себя все богатство и неповторимую индивидуальность народной музыкальной стихии романтизм Эйтора Вилла-Лобоса в Бразилии; могучий, земной, исполненный трагизма и юмора метисский реализм Сильвестра Ревуэльтаса и аскетически суровый модернистский индихенизм Карлоса Чавеса в Мексике; овеянный жаром тропиков афро- кубанизм Амадео Рольдана и Алехандро Гарсиа Катурлы на Кубе.

Эти выдающиеся художественные свершения в области музыки, равно как и в других областях культуры и искусства, явились отражением многообраз-ных процессов этнокультурного синтеза и созревания общественного созна-ния, совершившихся к этому времени в Латинской Америке.