Первые «индихенистские», равно как и «негрнсткне» произведения латиноамериканских художников явились результатом не сознательно принятой и разработанной программы, а непреоборимого внутреннего побуждения говорить на своем, отличном от других языке. Вплотную соприкоснувшись с народным художественным мировосприятием, деятели латиноамериканского искусства убедились, насколько живучими оказались древние верования, увидели воочию, что прошлое живет в сегодняшнем сознании. Постепенно в творчестве художников, работающих независимо друг от друга в разных странах конти-нента, — писателей, композиторов, живописцев сложилось одно из наиболее специфических направлений, в основе которого лежит принцип вйдения мира сквозь призму мифологизированного сознания.

Этот способ видения мира уже нашел свое убедительное воплощение в музыкальных произведениях латиноамериканских композиторов, созданных в 1920—1930-х годах, — в «Шорос» Вилла-Лобоса, «Индейской симфонии» и «Хочипилли Макуилхочитл» Чавеса, в «Сенсемайе» Ревуэльтаса, в «Ритмиках» и «Мотивах сона» Рольдана и Катурлы, — хотя идейно-эстетические течения, в рамках которых сочинялись эти произведения, в те годы еще не приобрели значения самостоятельного направления, получившего позже наименование «магический реализм» или «чудесная реальность».