В финале завершается процесс тематического синтеза материала предыдущих частей. В остросинкопированную тему финала вкрапляются интонации вступления первой части. Вторая тема, своей пластичностью напоминая побочную тему первой части, также интонационно происходит от темы вступления. Однако она уже преображается альтерациями, наделена синкопированным джазовым ритмом. Одновременно с ней в оркестре звучит и пентатонная индейская мелодия. Все более явственными становятся мажорные интонации. В коде происходит утверждение торжествующего мажора: до мажор, фа-диез мажор встают устойчивыми колоннами аккордов, на фоне которых в калейдоскопическом мелькании тем и блестящих пассажей побеждает праздничное ликование — оптимистический итог всего произведения.

Освоение крупной симфонической формы, которой, по сути дела, является этот концерт, и связанное с этим расширение круга образов потребовало от композитора дальнейшего развития его ладоинтонационного мышления. Ладовая концепция Чавеса предстает в зрелом, разработанном виде. В концерте преодолеваются многие ограничения, накладываемые ранее на себя композитором: преодолена концепция антиромантизма, крайности конструктивизма, линеарная полифония гибко сочетается с аккордовой фактурой, что позволяет достичь необходимого разнообразия звучания.