К актуальной и в особенности важной для Мексики 30-х годов проблеме «фольклор и композитор» он нашел свой подход, свое органическое единство выражения индивидуального через национальное.

Обращение Чавеса к архаичным пластам фольклора позволило ему осво-бодиться от канонов классической ладотональной системы, открыть новые источники выразительности. «Ретроспективная позиция Чавеса, — признавал в те годы О. Майер-Серра, поначалу весьма критически относившийся к „ар-хеологическим" изысканиям индихенистов, — привела композитора к ради-кальной ломке романтических выразительных средств»69. В своем антироман-тическом бунте Чавес стоит на одной платформе со многими композиторами начала XX века. Простота и ясность выражения, жизнеутверждающая перво-бытная сила, олицетворяющая мощь и красоту человека, многими мастерами были взяты на вооружение. Стремление этих композиторов по-своему воссоздать образы старины современным языком у Чавеса и его единомышленников выразились в стремлении соединить образы докортесовой Мексики с современностью. В этом выражается еще одна важная черта индихенизма — не возрождение прошлого самого по себе, а стремление поставить его на службу настоящему, утверждению сегодняшних ценностей.