Хотя речь идет о произведении с сугубо индивидуализированным содержанием, в нем достаточно ясно проявляются признаки национальной мексиканской характерности — неспокойные изменчивые ритмы соседствуют с безмятежными наплывами звуков, филигранный контрапункт с глыбами аккордов, нежные диссонансы с неприятным скрежетом. Пьеса состоит из пяти неповторяющихся эпизодов. Наиболее рельефно звучит центральный эпизод, грациозно синкопированный ритм которого привлекает креольским изяществом:

смотря на применение новых, «универсальных» методов композиции, музыка Чавеса не утрачивает своих сущностных характеристик, приобретенных еще в молодые годы.

Последнее десятилетие творческой жизни композитора было ознаменовано рядом новых произведений, свидетельствующих, с одной стороны, о верности композитора основным направлениям творчества, а с другой, о его постоянном стремлении к расширению творческих возможностей и обновлению музыкального языка. Индихенистская тенденция просматривается в «Тамбу- ко» (1964) для шести ударных, в балете «Пирамиды» (1968) для оркестра, смешанного хора и магнитофонной ленты. Продолжается неоклассическая тенденция современного мифотворчества (симфоническая ода «Клио», 1969). К фортепианному и скрипичному концертам (1948) добавляются концерты для виолончели (1975) и для тромбона с оркестром (1975) — последнее сочинение композитора.