В то же время Оррего Салас попрежнему постоянное внимание уделяет барочным составам и соответствующим приемам и технике исполнения — продолжительным ostinato, обильным украшениям, симметричным фигурациям, как, например, в «Sonata a Quattro» для флейты, гобоя, клавесина и контрабаса (1964) — одном из его самых известных и часто исполняемых сочинений (см. пример 146); в «Трех мадригалах» для хора a cappella (1967); в «Глоссах» для скрипки и гитары (1984). 

В поздних работах Оррего Салас продолжает идти по пути поисков все большей выразительности. Так, в Трио № 2 для скрипки, виолончели и фортепиано (1977) обнаруживаются интересные попытки синтезировать романтизированную мелодику и фактуру с элементами свободно трактованной додекафонии. Весьма оригинальное впечатление производит пьеса для солирующей тубы и четырех виолончелей под названием «De Profundis» (1979), насыщенная мощной и вместе с тем таинственной экспрессией низких тембров. Наконец, написанная уже в 1983 году «Баллада» для виолончели и фортепиано — прекрасный образец романтически взволнованной эмоциональности и непосредственности высказывания. Здесь Оррего Салас соединяет гибкие мелодические образования и терцово-квинтовые гармонии с элементами двенадцатитоновой системы, пытаясь таким способом примирить противоположные композиционные принципы: