Пьесы изобилуют движением параллельных нонаккордов, альтерациями и хроматизмами; «стоячие», выдержанные на протяжении многих тактов ароматные созвучия отмечены не только французской изысканностью, но и бразильской чувственностью (см. «Маленькую мулатку» из первой сюиты «Куклы»). Во второй сюите цикла — «Зверьки» — пряные импрессионистские звучности сочетаются с варварскими резкостями (см. «зверский» эпизод из пьесы «Мышонок из папье-маше»). Карпентьер отмечал: «„Звереныши" из „Мира ребенка", вызывающие умиление композитора, способны проглотить малыша, играющего с ними. Только мальчик, обладающий инстинктом людоеда, мог развлекаться с такими ужасными, хотя и очаровательными игрушками».

В эти же годы были созданы также такие сочинения, как Трио № 3 для скрипки, виолончели и фортепиано (1918) и Трио для гобоя, кларнета и фагота (1921) — пьесы гротескного плана, изобилующие остродиссонантными со-звучиями и политональными наслоениями. Отметим также «Маленькие исто-рии» для голоса в сопровождении фортепиано (1920) и «Квартет с женским хором» (1921). В русле модернистских тенденций находятся эксперименты с небольшими инструментальными составами в иронично-рациональном духе парижской «Шестерки» и Стравинского: «Мистический секстет» для флейты, саксофона, арфы, челесты и гитары (1917), Нонет для флейты, гобоя, саксо-фона, фагота, челесты, арфы, ударных и хора (1923).