В творчестве Рольдана очевидна эволюция от импрессионизма («Галантные празднества» на стихи Поля Верлена, 1923) в сторону неоклассических тенденций, перенесенных на национальную почву. Катурлу, напротив, трудно причислить к какой-нибудь школе или направлению, скорее, можно говорить о совпадении примитивистских тенденций в его творчестве с аналогичными у Стравинского, Бартока и других европейских композиторов. «Увертюра на кубинские темы» Рольдана (1925) и «Три кубинских танца» Катурлы (1927) в биографиях композиторов стали вехами, означавшими приход творческой самостоятельности; для кубинской музыкальной общественности эти произведения стали сенсацией. Впервые песни африканских невольников, рожденные на сахарных и кофейных плантациях, и богатейшая ритмика негритянских ударно-шумовых ансамблей перешли на тембровую палитру симфонического оркестра. Но главное «заключалось в том, что негритянские темы впервые стали объектом симфонического развития, и само негритянское явилось той эмоционально-смысловой и художественной сущностью, во имя которой и были созданы эти, одухотворенные ей партитуры». Не переоценивая значения этого факта, отметим, что Рольдан стал первым в мире композитором, в музыке которого ударные инструменты стали играть абсолютно самостоятельную роль, опередив в этом на пять лет американского композитора Эдгара Вареза с его знаменитой «Ионизацией», созданной лишь в 1930 году.